из Москвы в Петербург

“Я очень хорошо помню этот момент. Я сижу на качелях в своем старом дворе на Новослободской после очередного Питера и говорю Наташке: “У меня нет плана, я не понимаю как, но я хочу комнату в питерской коммуналке”.

Довольно странное желание для человека, которому в тот момент не платят зарплату. Ну и вообще такое – фриковатое.

Я еще не знаю, что идея – не просто не фриковатая, а абсолютно рабочая, что по доходности комнаты гораздо интереснее, чем студии на окраинах.

Я просто знаю, что весь центр – в коммуналках. И очень люблю улицу Рубинштейна (сейчас уже не так).

А тогда в маленькой кофейне я писала свои лучшие тексты, дописывала сценарий, приходила погрустить и помечтать. Жила в маленьком отеле напротив “Детей райка” и в хостеле в Толстовском доме – просто чтобы утром сразу выйти и пойти в сторону Пяти углов пить кофе и писать текст.

Ну такая типичная восторженная любительница Петербурга из Москвы.

А пару лет назад оказалось, что я могу эту дурацкую мечту сбыть (и оказалась, что она не такая уж и дурацкая) – правда, в ипотеку, но какая к черту разница, когда речь о мечте.

Дальше был безумный трип: я видела комнату прямо под комнатой Довлатова в страшной девятикомнатной квартире, я была в дальней части Дома Перцова в 20, кажется, комнатной коммуналке, я помню витражи и золоченные треноги в квартире на Марата, которая произвела впечатление гораздо более сильное, чем выставка голландцев в Эрмитаже в честь революции.

-Коля, почему я до сих пор ничего не купила, – приставала я к гуру всея питерской недвижимости Николая Лаврова

– Да потому что если бы не я, ты бы уже купила какое-нибудь говно!

Я готова была купить: комнату после пожара рядом с ГАТИ, комнату с камином и антикварной мебелью на шестом этаже без лифта и с душем в кухне-ванной, комнату с другим, модерновым камином и двумя в собственности города по соседству (куда вселить могут кого угодно).

Коля хранил благоразумие и даже не убивал меня после очередного “идеального” варианта: “А мыться ты в камине собираешься?”

Проводку-мечту электрика, безумных соседей и ванны на кухне я не замечала – в первый год.

Потом дело пошло веселее, а в среде риэлторов пополз слух: “Николай Борисыч ЗАЧЕМ-ТО покупает своей любовнице комнату в коммуналке”
Мы с Ириной Гудкиной ржали дуэтом и ждали продолжения.

Я научилась смотреть и бодро отчитывалась в трубку: “Говно” на Ваське”, “Нет отказов”, “Можно расселить”.

А потом совершенно случайно нашла ее: между покупкой бархатного костюма и стрижкой у Рябинкина. В трешке. С парадной по соседству с домом, где была моя любимая кофейня.

Не пытайтесь это повторить, если у вас нет таких союзников и друзей, как Ира и Коля). В качестве даже не рекламы, а элементарной безопасности советую по поводу любой недвижимостью в Спб общаться с Переезжаем в Петербург , контактами поделюсь)

Счастливый обладатель ипотеки и красивого адреса на Рубинштейна)
Фото, конечно, нет, поэтому – типичная Смородина в типичном Питере.

UP Я НЕ ПЕРЕЕЗЖАЮ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ В ОБОЗРИМОМ БУДУЩЕМ.”

Текст – Елена Смородинова ( на фото )