стражи ленинградского неба

Стражи ленинградского неба

«Но мы стояли на высоких крышах

С закинутою к небу головой,

не покидали хрупких наших вышек,

лопату сжав немеющей рукой.

…Настанет день,

и, радуясь, спеша,

еще печальных не убрав развалин,

мы будем так наш город украшать,

как люди никогда не украшали.

И вот тогда на самом стройном зданье,

лицом к восходу солнца самого,

поставим мраморное изваянье

простого труженика ПВО.

Пускай стоит, всегда зарей объятый,

так, как стоял, держа неравный бой:

с закинутою к небу головой,

с единственным оружием — лопатой».

Ольга Берггольц «Февральский дневник»

Январь-февраль 1942

Сегодня день начала Великой Отечественной войны — 22 июня. Одной из примет военного Ленинграда стали башни. Строго говоря, это не совсем «башни», а наблюдательные вышки войск воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). Однако название «Башни МПВО» больше нравилось ленинградцам и вскоре стало общеупотребительным. Каждый из тех, кто хоть раз бывал в Петербурге, проезжал мимо них не раз, но не всегда осознавал, что это те самые сооружения, с которых велись наблюдения за Ленинградским небом.
На данный момент, по мнению Леонида Харитонова – эксперта в данной области, в Петербурге осталось 157 башен из 180. Зачем и когда они появились?
На самом деле вопрос о защите от ударов с неба возник еще в первую мировую войну. Однако централизованная общесоюзная организация МПВО (местная противовоздушная оборона) в СССР была организована 4 октября 1932 года. Во времена ВОВ задачами организации были обезвреживание авиабомб и снарядов, ликвидация пожаров и возгораний, восстановление мостов и т.д. Башни играли важную роль в борьбе с зажигательными бомбами, недаром чаще всего эти строения расположены в районах дореволюционной городской плотной постройки или в промышленном поясе. Именно эти локации были наиболее пожароопасны, а последствия — страшны: любое возгорание могло привести к массовому пожару или уничтожению стратегических объектов.

Удивительна география расположения этих башен: их нет возле Смольного, например, хотя казалось бы, это одно из важнейших зданий города как в культурном, так и в идеологическом плане. Вообще, их расположение внешне кажется хаотичным, однако по словам Николая Лаврова, генерального директора компании «Недвижимость в Петербурге», автора жилищной программы «Переезжаем в Петербург», локация логична и обоснована. «Задача башен – создать полный обзор пожароопасных мест, и при этом избежать неподконтрольных, пустых пространств, чтобы не пропустить зажигательный снаряд. Также в обязательном порядке крупное производство оснащалось своей собственной башней, даже если она дублировала пункты наблюдения в соседних жилых кварталах».
По словам Леонида Харитонова, «конструктивно башни делятся на несколько видов:
I. Подавляющее большинство представляет из себя классические 8-угольные «пагоды». Причем башни этой конструкции попадаются как на старых домах, так и на домах постройки после 1945 г.
II. В меньшей степени, но также широко представлены четырехугольные башни на 7 окон с дверью.
III. Также есть 3-4 колоритных так называемых «железных стаканов».
Николай Лавров добавляет: «Как правило, башни были окружены балконом, чтобы можно было беспрепятственно наблюдать за всей округой. Это при том, что на каждой стене были расположены окна. В некоторых башнях был даже установлен телефон. Обычно, на полу был расположен люк, откуда часовой мог попасть на чердак или в парадную».
Фото — Николай Лавров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *